[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: Olyushka  
Форум » Фан-фан тюльпан или сквозь тернии к звездам » Наши звезды прозы » Ангел для Люцифера (Серия "Падшие" - 1)
Ангел для Люцифера
ἌτροποςДата: Вторник, 23.12.2014, 22:10 | Сообщение # 1
~ Неотвратимая ~
Группа: Админ
Сообщений: 1084
Награды: 36
Репутация: 716
Статус:
Ангел для Люцифера
Серия "Падшие"
Книга первая


Аннотация

Микаэла - ангел-хранитель, сотни лет она сражается с демонами за души людей, но никогда прежде не сталкивалась с подобным вероломством. Лишать возможности раскаяния жестоко и несправедливо... Ведомая праведным гневом она нарушает Светлый кодекс и отправляется в Чистилище, где заключает сделку с падшим по имени Велиар. В обмен на душу загадочный темный требует возможности... соблазнить её! Ха, будто такое возможно! Он просит всего шесть дней и девушка соглашается. Микаэла ещё не знает, что под именем Велиара скрывается сам Люцифер, решивший развеять тысячелетнюю скуку....

В связи с тем, что существует много различных вариантов классификации архангелов, падших вместе с Люцифером, даю ту на которую опираюсь в своем романе. Их двенадцать: Вельзевул, Молох, Сатан, Хэмош, Ваалим, Асторет, Азазель,Таммуз, Дагон, Риммой, Велиар и Ашатарот.
 
ἌτροποςДата: Вторник, 23.12.2014, 22:13 | Сообщение # 2
~ Неотвратимая ~
Группа: Админ
Сообщений: 1084
Награды: 36
Репутация: 716
Статус:
Пролог


Sofia Ann Benington. Love forever

Да уж, вечно любимая и обреченная на вечность в адских муках... Я опустила веки, вспоминая ее огромные глаза карего цвета на милом личике в форме сердечка, каштановые кудряшки, струящиеся по плечам, сердечную улыбку, ежеминутно мелькавшую на губах... Юная, прекрасная и бесшабашная девушка! Иногда даже мне казалось, что ее душа слишком велика для того тельца, которым наделил ее Господь. Она не умела лгать, лицемерить и сдерживать своих порывов (что, к несчастью, и привело ее в могилу). Если она кого-то любила, то лишь вот так, отдавая всю себя без остатка, до последнего вздоха... О, ее душа без сомнения большая ценность для темных, не зря же они использовали столько уловок, дабы заполучить ее! И эта последняя... самая ужасная, они лишили ее возможности покаяния.
Я раскрыла глаза. Нет, это несправедливо! А с несправедливостью я не смирюсь никогда. Недаром мой Учитель, святой архангел Михаил, однажды признался мне, что, наверное, ошибся (поверьте услышать такое от одного из Высших можно крайне редко), призвав меня в Хранители, мой нрав больше подходил для Серафима. Ангел мести, защитник справедливости, хранитель Великого Договора, карающий перст Божий.
Я знала, что у меня нет права делать это, знала, что буду наказана, но я не могла иначе. Надеясь, что Учитель поймет меня, я взмахнула крыльями и отправилась туда, где нет ни Добра, ни Зла; туда, где до меня не появлялся никто из низших ангелов (еще бы, они даже не знали, как отыскать дорогу; я сама услышала о ней от Учителя); туда, где больше нет надежды, собираясь совершить невозможное. Короче говоря, я отправилась в Чистилище, чтобы попытаться спасти душу Софи от адских мучений, на которые она ее обрекла, совершив самоубийство.
Сумасшедшая?! Могла бы быть ею, если б только у ангелов был разум или душа, но у нас есть лишь Вера, безбрежная как сама Вселенная и заменяющая и то, и другое. И я верила, свято верила в то, что мне удастся спасти эту душу, даже не представляя еще, с кем мне предстоит за нее бороться и что придется отдать взамен.
 
ἌτροποςДата: Вторник, 23.12.2014, 22:17 | Сообщение # 3
~ Неотвратимая ~
Группа: Админ
Сообщений: 1084
Награды: 36
Репутация: 716
Статус:
Глава 1


Здесь царили сумерки. Не та непроглядная, словно ожившая, тьма, как в некоторых уголках Преисподней (сама я никогда не бывала там, но не только мир людей полон слухами), но и света здесь тоже не было. Едва материализовавшись здесь, я вдруг вспомнила все, что слышала раньше об этом месте: там царит отчаяние, нет жизни и нет смерти, вы не сможете там существовать, просто упадете замертво, и не
сможете уйти, пока вас не заберут или не отпустят.
Что ж, по большей части, это были выдумки. Я вполне могла двигаться, и даже силы свои я ощущала, хотя и слабее. А еще я видела и слышала. Сделав несколько шагов вдоль коридора, я готова была пожалеть об этом. Мой свет здесь казался каким-то тусклым, он лишь мягко мерцал, очерчивая контуры моей фигуры, но и его оказалось достаточно, чтобы отпугнуть тех, кто притаился в тумане, клубившемся по полу.
Они бросились врассыпную, словно стая мышей, визжа от боли, опаленные моим светом. Но это были не мыши, которых я, между прочим, любила, как и любое создание Божье. Эти же не были его творением. Эти создания служили Предателю, а значит, были моими врагами. Бесы, темные эльфы, проще говоря, низшее звено Темных. И сейчас они бежали от меня, визжа что-то непонятное на своем языке:
— Niacross! Niacross!
Я их не понимала. Их бегство доставило мне какое-то необъяснимое удовольствие. Мне почему-то
вспомнились строки из сказания, сложенного людьми о моем Учителе: и в тот миг архангел Михаил обнажит меч священный свой и встанет пред войском нечистым и побегут бесы, не видя спасения.
Я улыбнулась и мне кажется, что улыбка моя больше напоминала оскал, а затем закричала:
— Бегите, бегите! Иначе воин Света покарает вас!
Мне показалось или они завизжали еще больше?!
И я открыла первую дверь.

«Какая тоска! В последнее время их души, словно поток лавы, сами льются в руки без усилий, без игры, без азарта. Они сами на все согласны. Неужели развязка близка!? Я целую вечность ждал этого момента, иногда мне даже казалось, что он зря выбрал меня для этой миссии...»
Тихий голос Азазеля ворвался в мысли, словно черный смерч:
— Сир?..
— Да, Азазель, войди.
В тот же миг тяжелая дверь тронного зала распахнулась, подтверждая волю своего хозяина.
Падший ангел сделал всего три шага и склонил голову, ожидая позволения говорить.
«Забавно, лишь они двенадцать все ещё искренне почитают меня, в них нет ни капли подобострастия или ужаса - это было бы ниже их проклятого достоинства».
— Говори.
Тот поднял голову и тихо произнес:
— В Чистилище один из Светлых, сир.
Что ж, раз один из архангелов спустился вниз, день обещает быть интересным:
— Кто ведет переговоры?
— Никто, сир.
Азазель заметил язычки пламени, заплясавшие в глазах властителя при этих словах. Прекрасно,
именно на это он и рассчитывал, появившись здесь. Люцифера заинтересовала новость, а в последние тысячелетия такого уже не случалось.
— Неужто они решили снова попытаться, Азазель? Кто на этот раз пришел за блудным сыном? Может быть,
Габриэль?
— Этот гость не из
Высших, сир, и... - сделав многозначительную паузу и усмехнувшись, он продолжил: - ... она спустилась не по Вашу душу.
— Она?
На этот раз в глазах Люцифера не было пламени, они просто меняли цвет, словно в калейдоскопе:
сапфировый, черный, изумрудный, золотой. Азазель довольно протянул:
— Примете ли Вы мой скромный дар, сир?
Мгновение спустя головы падшего коснулось иссиня черное крыло:
— Я принимаю дар, Азазель, но скажи: почему ты пришел ко мне?
Люцифер прекрасно знал, что его братья томятся от скуки ничуть не меньше его самого. Быть может
даже больше, если учитывать то, что они до сих пор полностью не осознавали сути этой борьбы. Он вел их за собою, и они без вопросов повиновались, но ни раньше, ни теперь не понимали его мотивов. Он знал, почему Азазель здесь, но почему-то ему нужно было услышать:
— Я люблю Вас, сир.
 Он лишь слегка коснулся губами лба Азазеля:
«Ступай, я доволен тобою».
Падший, пренебрегая правилами, дематериализовался, не выходя из тронного зала. Он знал - Повелитель
простит ему эту маленькую слабость, ведь у него просто не было сил сдвинуться с той самой секунды, как Люцифер коснулся его. Никто не мог устоять пред грешною красою Утренней звезды. Особенно если последний проявлял, хотя бы малую толику интереса. Как же повезло той девушке-ангелу, нарушившей Кодекс, ей предстоит выдержать мучительно неизбежное, но такое сладкое падение.
Отпустив Азазеля, Люцифер слегка улыбнулся, предвкушая предстоящее развлечение:
«Niacross... Нарушительница... что ж пора взглянуть на неё».
 
ἌτροποςДата: Среда, 30.03.2016, 14:36 | Сообщение # 4
~ Неотвратимая ~
Группа: Админ
Сообщений: 1084
Награды: 36
Репутация: 716
Статус:
Глава вторая

Я шагала вперед, там, в конце коридора отчетливо слышались стенания душ, ожидающих своей участи в этом ужасном месте. Где-то среди них находилась и душа Софи. Если я опоздаю, она отправится в Ад, а всё из-за подлой уловки демона, которую я (ну какой из меня хранитель после этого) не сумела во время разгадать.
На удивление все здесь оказалось намного проще, чем я ожидала. Не было ловушек, преград, испытаний. Нужно лишь найти душу Софи, и договориться с охранявшим её темным о цене за освобождение. Если б я только знала, кто ждет меня за следующей дверью, то, наверное, бросилась бы прочь оттуда, либо бросилась бы пред ним на колени, умоляя отпустить меня глупого взбалмошного ангела домой.
Но я не знала, я даже не ощутила его присутствия до того самого момента, как открыла дверь и уткнулась взглядом в широченную мужскую грудь, плотно обтянутую светло-голубым джемпером. Мой взгляд опустился ниже, оценивая мощные бедра, стройные ноги и босые мужские ступни, нечеловечески красивые ступни, утопающие в восточном ковре... откуда здесь этот предмет!? Не
знаю, сколько времени я любовалась его телом, прежде чем, наконец, догадалась поднять глаза выше и взглянуть ему в лицо. О Всевышний, что это было за лицо!
Полные грешные губы, чуть вздрагивающие крылья широкого носа, точеные черты лица, брови вразлет, бездонные обсидиановые глаза. Его длинные волосы цвета вороного крыла блестящими волнами струились по плечам. Он был прекрасен... 
Но я знала, что его внешность изменена. Я могла видеть истинный облик любого ангела или демона. Это был мой особый дар, о котором практически никто не знал. Я попыталась заглянуть за оболочку, намереваясь увидеть его истинное лицо, и тут же отшатнулась. Оно ослепляло, покоряло и повергало меня в ужас. Безопасней было смотреть на иллюзию.
Он старался выглядеть человеком, но он им не являлся. Люди просто не могут попасть сюда, не умерев прежде. Он был темным, причем из Высших, одним из падших - я уверена. Наконец, я пришла в себя достаточно, чтобы произнести необходимые слова:
— Именем Отца нашего, даю клятву оставить борьбу с тобою на время, проведенное здесь. Я, Микаэла, и пришла сюда поговорить с тобою.
Мой голос разнесся далеко за пределы комнаты. Я слышала его эхо, отзывавшееся в дальних уголках этого места. Но незнакомец казалось, не слышал меня. Я знала порядок, установленный для
переговоров. Теперь он должен произнести своё имя и подтвердить, что согласен оставить войну между нами за пределами этой комнаты. Но он молчал, ни один мускул не дрогнул на его прекрасном лице. Он казалось, смотрел куда-то сквозь меня, никак не реагируя на мои слова.
Я терпеливо подождала пару минут (ну не отличаюсь я терпением, что поделаешь), затем повторила:
— Я Микаэла и ...
У меня в голове, словно что-то взорвалось, и послышался тихий шепот: 
«Я слышал тебя, нет нужды повторяться».
О Господи, как он это делал. Никто прежде не мог пробраться в моё сознание. По крайней мере, вот так запросто, - уточнила я, вспомнив полученный ещё в детстве от Учителя урок смирения.
В ответ на мои мысли его глаза на миг вспыхнули пламенем:
«Этого урока ты так и не усвоила, ангел».
Не знаю, что со мной происходило: его тягучий голос, раздававшийся в моей голове, вызывал у меня странные ощущения.
Мне одновременно хотелось, чтобы он перестал делать это и никогда не останавливался.
В голове раздался его смех:
«Люди называют это возбуждением, ангел».
Это меня уже злило, а когда я злилась, то становилась жесткой, может быть даже грубой:
— Пошел вон из моего сознания, демон!
Впервые на его непоколебимом лице я смогла прочитать эмоцию. Его левая бровь пусть и всего на миллиметр, но приподнялась,
выражая, по-видимому, крайнее изумление:
«Демон?»
— О, прости, что обидела,- съязвила я,- адское создание, так лучше? А теперь ты, быть может, прекратишь заниматься самосозерцанием, и мы перейдем, наконец, к делу.
«К какому делу, ангел»?
— К переговорам, конечно. Я произнесла обет, теперь твоя очередь.
В моем сознании снова раздался его смех:
«Ты удивляешь меня. Неужели считаешь, что я так глуп? У тебя нет прав вести переговоры».
Я растерялась. Я знала, что раньше никто из низших ангелов не спускался сюда, но никто никогда не упоминал о том, что мы не можем вести переговоры с кем-то из темных.
— Это записано?
«Нет, это как бы, само собой разумеется».
— Хвала Господу! Если это не оговорено, у тебя нет права отказать мне по этой причине.
На самом деле он мог вообще не говорить со мною, так как до сих пор не подтвердил переговоры своим словом. Может ли быть,
что он не знает ритуала? Или высокомерно игнорирует его?
Я попыталась снова:
— Окончим спор. Скажи мне своё имя, и я скажу, зачем пришла.
Я говорила с уверенностью, которой, увы, больше не ощущала. Этот демон будоражил, сбивал меня с толку и просто бесил. А я его, похоже, лишь забавляла.
«Кто из архангелов покровительствует тебе?»
— Почему я должна отвечать тебе? Ты, кажется, игнорируешь мои вопросы.
«Ты ответишь потому, что я желаю знать. И повторяю: я слышал каждое твое слово. А повторяться я не привык».
Теперь уж я взорвалась:
 - Ах ты, надменный эгоист, хотя чего я ждала от демона! Я не отвечу тебе ни слова, пока не назовешь своего имени и не произнесешь обета. Это, во-первых. А во-вторых, повторяю: пошел прочь из моего сознания. Ты вроде из Высших, а значит, у тебя есть рот, вот и воспользуйся им.
Закончив, я скрестила руки на груди, приняв позу более всего, по-моему, мнению подходящую тому, кто намерен твердо стоять на своем.
Я не знаю, как пережила то, что последовало за этим. Я только сейчас поняла, почему не ощутила раньше его присутствия. Он сдерживал свою ауру щитами, подобных которым, я не видела никогда. Я пробила его броню, если можно так выразиться, вернее он сам за одно мгновение опустил блоки и тут такое началось.
Меня обдало леденящим холодом. Мои руки покрылись инеем, мои дивные белокурые локоны застыли, уродливыми голубыми змеями опутывая тело, крылья тоже словно окаменели. Я напоминала статую.
Мне стало страшно. Я произнесла обет и не могла бороться с ним, не могла нарушить клятву. И самое ужасное я не знала, что
он сделает со мною: оставит здесь страдать? Заберет с собою в Ад? Уничтожит?
Неудивительно, что я не смогла спасти Софи, я и о себе-то не могу, как следует позаботиться.
Глупая я, глупая... Что подумает Учитель, когда узнает о том, как погибла его Микаэла? Он так верил в меня... Учитель... Сумеет ли он простить? Слеза скатилась по моей обледеневшей щеке при воспоминании о том, кого я так любила.
Внезапно я почувствовала, как лёд начинает таять. Я подняла глаза на своего мучителя. Он продолжал молча вглядываться в меня. Я ощущала себя словно под микроскопом. Со стороны казалось, что он смотрит мне в глаза, но я знала, всем существом ощущала: он изучает что-то внутри меня, где-то в самых глубинах. Я ощутила легкое скольжение его силы в своём сознании. Он не пытался пробить мои блоки, он изучал их, изучал меня так, словно я его действительно интересовала. Что за абсурд?!
«Что с тобою не так, ангел»?
Я вздрогнула:
— Что ты имеешь в виду?
«Ты - неразумна, импульсивна и противоречива, совсем как люди. И у тебя есть чувства... И это был твой первый урок - никогда больше не перечь мне».
Я распахнула крылья, и осколки льда разлетелись во все стороны.
«Итак, я недооценила его силу. Следует быть осмотрительнее, если хочу добиться цели и уйти отсюда невредимой».
Прикусив губу, я выдавила:
— Прошу прощения, темный. Я была не права.
«Впечатляющие смирение и покорность, - насмешливо протянул он (снова без слов...), - Я жду твоего ответа: кто из архангелов твой покровитель»?
— Я все же не понимаю, какое это имеет для тебя зн... - температура резко упала на несколько градусов, - ну хорошо, я
скажу... Мой Учитель- архангел Михаил.
«Михаил... Я должен был догадаться, твоё имя производное от его. Ты знаешь, почему так отличаешься от других, ангел, или ты настолько глупа, что даже не осознаешь этого»?
Я открыла, было, рот, но затем передумала.
Сложив губы в обворожительную улыбку, я без слов проговорила:
«Я удерживаюсь от оскорблений, хотя и с трудом, и ты будь добр ответь тем же».
«Я спросил лишь из вежливости, ангел, можно и без церемоний. Терпением я никогда не отличался».
Спустя мгновение я ощутила его в себе, то есть не его самого, конечно, а его силу, без малейших усилий сорвавшую щиты с моего сознания. Ох, он действительно не церемонился! Я ощущала себя мусорным баком, в котором роется толпа обезумевших от голода бездомных. О, мой Бог, я не могла остановить его. Он продолжал настойчиво искать что-то, перебирая и отбрасывая прочь мои воспоминания, словно старые фотоснимки из альбома. Мне было больно. Я чувствовала себя униженной. Согнувшись пополам, я обхватила голову руками и закрыла глаза.
...образы из прошлого мелькали перед моими закрытыми веками, словно кружась в вихре. С начала недавние: могила Софи... день её смерти... рождение Беллы, моей новой подопечной... Затем более ранние: Палестина, Канада, леса Амазонии, Франция, Польша, Англия, Рим, Москва...
Страны, люди и времена сменяли друг друга с немыслимой скоростью. Наконец, он добрался до самых ранних воспоминаний: мое призвание, встреча с Учителем, изучение Кодекса, первые задания...
Здесь он замедлился, словно внимательней изучая кадры. Затем я услышала:
«Я чувствую это здесь. Истина искажена, не могу понять кем и зачем».
Затем также неожиданно как вошел, он покинул моё сознание. Блоки словно по волшебству стали на место.
Я обнаружила, что лежу у его ног. Я утопала в мягком ворсе ковра. Крылья я обернула вокруг себя, словно защищаясь.
Итог: я была жалкой и валялась в ногах у темного.
Невероятным усилием я заставила себя подняться. Тело ломило так... стоп... я чувствовала боль, этого не могло быть!
Ведь я не человек. Что-то было не так с этим местом, с этим демоном... либо что-то не так со мною?
— Что ты сделал?
«Я лишь исследовал тебя. Скажи, зачем ты пришла сюда»?
— Нет, не просто исследовал. Ты что-то нарушил. Не знаю, как тебе это удалось, но... Я ощущаю боль, физическую боль, понимаешь? А ещё чувства. С тех пор как я вошла сюда, они словно взорвались. Мы ведем переговоры? Скажи, наконец, свое имя.
«Имя... у меня сотни имен».
— Прекрати, ради Бога, скажи своё имя.
«Ради Него я сделал уже достаточно, но ты другое дело. Ты забавляешь меня, впервые за долгое время. Если тебе так важно
имя, зови меня Велиаром. И я даю обет не причинять тебе вреда».
— Старший, - едва слышно выдохнула я.
«Слышала обо мне, ангел»?
Ох, кто же о нем не слышал! Я оказалась права: он один из Высших, один из тех, кого прозвали Принцами Тьмы. Ему поклонялись и его боялись. Видимо мои глаза отразили ужас, охвативший меня, ибо в голове снова раздался его голос:
«Я дал обет, Микаэла. Причем без всяких условий, в отличие от тебя».
— А? - вырвалось у меня.
«Тебя захватили в плен предрассудки, девочка. Не все, что ты слышала обо мне, непреложная истина. Скорее даже наоборот».
— Истина? Что ты можешь знать о ней?
«Гораздо больше, чем ты. Ты, похоже, не знаешь правды даже о себе самой».
— Что ты имеешь в виду?
«Сейчас ещё не время говорить об этом», - загадочно проговорил он.
Его напоминание об обете вернуло мне самообладание. Я вспомнила, кто я и зачем здесь оказалась. Что-то я многое, слишком многое забываю рядом с этим проклятым демоном!
— Я пришла договориться о цене. Мне нужна душа Софии Бенингтон.
Демон деловито поднял руку, рассматривая что-то на своей ладони. Я не торопила его, я знала, что он делает. Он искал душу Софии в списках недавно прибывших. Там указывалась краткая информация о ней, в том числе и причина смерти. Я знала, что он увидит. Когда он заговорил, я ожидала услышать в его голосе злорадный смех или жестокое довольство, но никак не тихую печаль:
«Уловка стара как этот прогнивший мир, а всё ещё работает. Жаль, что ты опоздала, ангел, но выбор был за нею. В обоих случаях».
Видимо я, как-то выдала своё удивление, ибо услышала ещё и:
«Я предпочитаю честную игру».
— Тогда ты согласишься, что отправить её в Ад несправедливо. Она заслуживает второго шанса.
«Самоубийство - смертный грех, не так ли? С моей же точки зрения это непростительная глупость. Он дал им свой высший дар - душу, а они губят ее ради своих низменных страстей. Справедливость же меня мало волнует. Ее душа ценна, чтобы забрать ее, ты должна будешь пожертвовать чем-то. Осознаешь ли ты риск»?
Он был прав. Я задумалась. Я пришла сюда, движимая чувством долга. Знала, что придется заплатить, но какова же будет эта цена? И согласна ли я ее заплатить?
«Ты ошибаешься, если полагаешь, что есть выбор, ангел. Ты сделала его, спустившись сюда. Вопрос был риторическим, пути
назад нет».
Что ж, да будет так. Я расправила крылья, и смело взглянула ему в лицо:
— Я согласна, назови свою цену.
«Почему ты называешь Михаила своим Учителем»?
Кажется, у него входило в привычку игнорировать мои вопросы и задавать собственные, причем невпопад. Но перечить ему было опасно, это я усвоила. Я попробовала по-другому:
— Отдашь мне душу в обмен на ответ?
«Я не отличаюсь терпением, ангел».
Я вздохнула:
— Он вырастил меня.
«Невозможно».
Заявление было категоричным, безапелляционным. На этот раз я решила сменить тактику: вместо того, чтобы возмутится, я протянула с деланным равнодушием:
— Хочешь верь, хочешь нет...
«А ты быстро учишься. Я не усомнился в правдивости твоих слов, я прекрасно знаю, что ты не можешь солгать. Ложь содрала бы кожу с твоих прелестных губ».
Замечание о губах смутило меня. О, конечно я знала о том, как выгляжу. Оценивать красоту я научилась, как ни странно, наблюдая за людьми, ибо среди ангелов физическое совершенство считалось либо чем-то само собой разумеющимся, либо не достойным внимания. Я знала, что симпатична, даже красива, но услышав, что этот Мистер Само Совершенство считает мои губы прелестными, я смутилась. И очень, то есть с румянцем на щеках. И он это заметил, при этом умудрившись смутить меня еще больше:
«Ты забываешься, красавица. Я не твоей породы».
Я застыла, словно он меня снова заморозил.
Боже, он, что меня предупреждает?! Демон напоминает мне о том, что мы из разных сфер! Ущипните меня.
«Хотя это не помешает мне при случае попробовать соблазнить тебя».
Теперь уже в моих сапфировых глазах горел огонь, огонь праведного гнева:
— Благодарю покорно, я здесь не за этим.
«Кстати об этом. Ты говорила, что я своим вмешательством пробудил в тебе эмоции, но разве не они привели тебя сюда»?
Я попыталась возразить:
— Нет, я... вера меня привела, вера… и еще несправедливость!
«Тебя привел гнев и еще твоя привязанность к этому человеку».
Неужели он прав? Тогда я ничего не понимала. Я ангел, у меня нет души, я не могу любить или ненавидеть... Я не могу чувствовать, но я ведь действительно что-то ощущала сейчас, да и раньше... возможно всегда? Может ли быть, что чувства, которые я принимала за отражение людских эмоций, были моими собственными? Но почему и откуда?
Неосознанно я подняла глаза к Велиару, ища ответ в глубине его глаз.
«Твой взгляд молит о помощи, ангел».
Спохватившись, я отвернулась.
«Ты забавляешь меня, и в тебе есть тайна. Ты спрашивала о цене, ангел. Я назову ее».
Ох, самое время вспомнить об этом. Его логика сбивала меня с толку.
«Я отдам тебе душу Софии Бенингтон в обмен на возможность изучить... и соблазнить тебя».
— Что? – я, наверное, удивилась бы меньше, скажи он, что раскаивается в своих грехах и просит покаяния.
«Ты красива. И с тобою не будет скучно, по крайней мере, какое-то время».
— Нет, это невозможно. Назови другую цену. Уверена, никто из архангелов не заключал подобной сделки.
«Почему ты сопротивляешься, Микаэла? Боишься не устоять передо мной? И кстати Габриэль не в моем вкусе».
Его самоуверенность не знала границ.
— Что ты имеешь в виду? Я думала, что ты требуешь меня в обмен на душу, если соглашусь, то у меня не будет выбора.
«Ты импульсивна. Я просил возможности соблазнить тебя. Я ничего не возьму против твоей воли, ангел. Шесть дней, шесть
свиданий, шесть поцелуев... Устоишь и ты свободна, как и душа твоей подопечной».
Устоять перед ним? Всего лишь не поддаться на уловки демона? Да проще простого! И все же стоит перестраховаться:
— Одно условие.
«Ты снова испытываешь мое терпение, ангел. Какое еще условие»?
— Ты научишь меня ставить блоки, такие же, как у тебя. И чтобы они защищали и от тебя тоже.
«Зачем мне это»?
— Иначе сделка отменяется.
«Ты знаешь, что не сможешь уйти, пока я не отпущу тебя»?
— Учитель придет за мною.
«Ты готова рискнуть»?
— Ты дал слово не причинять мне вреда.
«Что ж, ты умнее, чем мне казалось. Я обучу тебя».
— Тогда я согласна на твои условия. Сделка заключена, Велиар?
В тот миг я впервые услышала, как звучит его голос в реальности, а не в моем сознании:
— Да будет так, Микаэла. Сегодня ты свободна, ангел. Начнем отсчет с завтрашнего дня, я призову тебя.
Только что его бархатный голос ласкал мой слух, а спустя мгновение на меня обрушился гул машин и людских голосов. Я
осмотрелась вокруг и поняла, что стою посреди площади Капитолия.
Этот демон обладал силами, которые внушали мне ужас, и я только что заключила с ним сделку.
— Как сказал бы на моем месте человек, кажется, я круто попала.
 
Форум » Фан-фан тюльпан или сквозь тернии к звездам » Наши звезды прозы » Ангел для Люцифера (Серия "Падшие" - 1)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:

Для добавления необходима авторизация